Помощь проекту Актуальная информация Бесплатная рассылка

Белая магия на любовь девушки, любовная магия, приворожить девушку, заговоры на любовь

Оккультизм

 

Белая магия на любовь девушки

Белая магия - любовь

Заговоры на присуху девицы

«Господи, благослови! Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас. Аминь. Встану я, раб Божий (имя), благословясь и перекрестясь, честным Крестом оградясь, Богородице помолясь и поклонясь; выйду из ворот на улицу, отводом в чистое поле, в широкое раздолье, под восток, под запад, под полдень и под полуночь. Есть в чистом поле, в широком раздолье, двенадцать ветров, двенадцать буйных братьев. Я вам, братья ветры, поклоняюсь и помаляюсы «Ой вы, двенадцать братьев ветров, подсобите и помогите мне, рабу Божию (или рабе Божией, имя), снимите с меня тоску, печаль и сухоту несусветимую, отнесите и напустите на рабу Божию (или раба Божия, имя), чтобы сохла и тосковала она по мне, по рабе Божием (или рабе Божией, имя), жить бы не могла, ни пить, ни есть, смертной тоской бы тосковала, а сухоты бы не избывала, в бане бы не замыла и водой не отлила. Во веки веков. Аминь. Аминь. Аминь».

«Господи, благослови, истинный Христос. Встану я, раб Божий (имя), не благо-словясь, пойду, не перекрестясь, из избы не дверью,- из ворот не в поле, сквозь поле в подполье, на закат красна солнышка, на восход ясна месяца; пойду я, раб Божий (имя), в лес к белой березе, сдеру белое бересто, брошу в пещь огненную. Как-то бересто на огне горит, и тлеет, и пылает, так бы и у рабы Божией (или раба Божия, имя) сердце бы тлело, и горело, и пылало бы ко мне, рабу Божию (или рабе Божией, имя) во веки вечные, до отвороту, всегда, ныне, и присно, и во веки веков. Аминь».

«Господи Иисусе Христе, Сыне Божий. Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Аминь. Лягу я, раб Божий (или раба Божия, имя), благословясь, встану, перекрестясь, пойду из избы дверьми, из сеней воротами в чистое поле, на быстрые реки. На быстрых реках стоят заливные луга, на тех лугах подкошоная трава, под Божьим солнцем сохнет и вянет. Как на быстрых реках луговая трава подкошоная сохнет и вянет, так же бы и у рабы Божией (или у раба Божия, имя) сердце сохло, и вяло, и ныло, и тосковало об рабе Божием (или рабе Божией, имя) в веки вечные; отныне и по вся веки, до Страшнаго суда. Аминь. Слово мое крепко. Ключ, замок. Шарамаку баша. Аминь. Аминь. Аминь».

«Встану я, раб Божий, благословясь, пойду я, перекрестясь, из избы дверьми и из сеней воротами, заворотами, отводами; выйду я в чистое поле; в чистом поле синее море; в синем море лежит белый камень; у того белого камня стоит сухое дерево; у того сухого дерева стоит сухой муж, сечет сухое дерево и кладет на огонь. Коль скоро и круто разгоралось сухое дерево на огне, так бы скоро и круто разгоралось сердце у рабы Божией (имя) по рабе Божием (имя). Недоговорами и переговорами будьте все мои слова сполна и не нападайте, мои слова, ни на землю, ни на море, ни на темные леса, ни на буйные ветры, а нападите, мои слова, рабе Божией (имя) в ретивое сердце, в ясныя очи, в, белыя груди, в становыя жилы, в похоть и плоть. Как не может жить рыба без воды и дитя без матери, – так бы не могла раба Божия (имя) жить без раба Божия (имя). Всем моим словам в море ключ, во рту замок, – запираю, замыкаю на веки веков. Аминь».

«Стану я, раб Божий (имя), благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротами в чистое поле, поклонюсь и помолюсь двенадцати ветрам и двенадцати вихорям. У тех же ветров и у тех же вихорев есть дядюшка Вихорь Вихоревич. И как он не может жить без ветров, человек без еды, рыба без воды – так бы не могла раба Божия (имя) без раба Божиего (имя) ни жить, ни быть, ни дни дневать, ни ночи ночевать, и ни думы подумать, и ни мыслям помыслить – поутру рано, ввечеру поздно, на ветху, и на молоду, и на перекрою месяца».

«Господи и Боже и мой, и благослови, и Господи Боже, и мой! Стану и я, и раб Божий (имя), благословяся, и пойду, перекрестяся, из избы дверьми, из двора воротами, и пойду я, раб Божией (имя), в чистое поле, в восточною сторону. В чистом поле восточной стороня построена гридня. И в той гридне четыре брата: Сидор, Симон, Онисим, Осип. Я вам, братки, помолюся и покорюся, а вы, братки, пристанетя и пособитя к моим словесам: и возмитя вы, четыре брата, четыре тугие лука, и накладываитя четыря каленые стрелки, и стреляйтя в рабыню в белое лице и в ретивое сердце. Как не может не жить, не быть без ретивого сердца, так не могла не жить, не быть без раба Божия (имя) – в день при солнце, в ночь при месяце, при утреной зоре и при вечерней, в середу и в пятницу, во веки веков. Аминь. Кое слово переговорил, кое не договорил, слово слова крепче, одним словом крепко. Во веки веков. Аминь».

«Еще же я, раб Божий (имя), Господу Богу помолюся. И как на мне, рабе Божием (имя), пот сохнет, так бы раба Божия (имя) обо мне, рабе Божием (имя), сохла. И как тот пот от меня не отпадает, а завсегда со мной пребывает, так же бы раба Божия (имя) никогда от меня, раба Божия (имя), не отставала, а завсегда со мной пребывала, на всякой день, во всякой час, во всякую минуту, в день при солнце, а в ночи при месяце. Как кости тела своего держатся, так же бы раба Божия (имя), меня, раба Божия (имя), держалась, в беседе сидела – не засиживалась, ходила – не захаживалась: ела – не заедала, питием не запивала и всегда бы меня, раба Божия (имя), на ум и разум держала, зрила, смотрила, очей не сносила поутру рано и ввечеру поздно. Как на камешке пена кипит и сохнет, так бы и у рабицы Божией (имя) ретивое сердце, горячая кровь кипела и сохла о мне, рабе Божием (имя), каждый час и каждую минуту, на уме держала и с ума не спущала. Все мои слова и приговоры крепки и лепки, и отныне, и до веку, в век века, во веки веков. Аминь! Аминь! Аминь!»

Очень сильный приворот

«Встану я, раб Божий (имя), не благословясь, пойду, не перекрестясь, из избы – не дверями, из сеней – не дверьми; из двора – не воротами; пойду я нижним ходом, подвальным бревном, мышиной норой, собачьей трубой, подворотной дырой; пойду я, раб Божий (имя), в чистое поле, в широкое раздолье, в зеленую дубраву, под красное солнце, под светел месяц, под частыя, мелкия звезды, под буйные ветры, под светлыя зори; встану я, раб Божий (имя), на железную межу, на восток хребтом, на запад лицом: раздайся, ад, разступися, мать сыра земля! Из этой земли выходите сто семьдесят дьяволов. Един бес Сольца. Тако же я, раб Божий (имя), покорюсь и помолюсь: «Вы, един бес Сольца, скиньте с меня, раба Божьего (имя), тоску и сухоту с чистаго, белаго тела, с сахарных устов, с оловянных глаз, со ста семидесяти суставов, с подколенных жил, с подпятной кожи. Тоску и сухоту положите в медную котельницу, перенесите через огненныя реки, через огненныя озера, не рассыпьте, не помочите, на огне не сожгите, никуда не тряхните, - положите в (имя) сердце, в мягкую печень, в чистое, белое тело, в сахарные уста, в оловянные глаза, во сто семьдесят суставов, во сто семьдесят подколенных жил, в подпятную кожу, в подкожную руду, выньте из нея женской повот, вложите в меня, раба Божия (имя), чтобы она, раба Божия (имя), не могла бы без меня, раба Божия (имя), ни жить, ни быть: день по солнцу, ночь по месяцу, под частыми мелкими звездами, под буйными ветрами, под светлыми зорями; чтобы она, раба Божия (имя), в бане не опарилась, с отцом, с матерью не жаловалась, с добрыми людьми не разговаривала; так она, раба Божия (имя), сном не отспалась, едой не отъедалась, напитками не отпивалась, ни луком, ни чесноком, ни горькой редькой, ни крепкой водкой. И так бы она, раба Божия (имя), не могла от меня, раба Божия (имя), отойти, как мертвый мертвец от гроба, – так бы от меня, раба Божия (имя). Тем словам – ключ, замок».

«Рыба карась или плотица, как тебе тошно на желтых песках, без воды и без грязи, тошно тебе в горячей и кипучей воде, так бы было тошно рабе (имя) по рабе (имя), чтоб она, раба (имя), быть не могла; кто ту рыбу съест, тот без меня не проспит, не проживет и ни единой минуты быть не может».

«Стану я, раб Божий (имя), благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротами, в чистое поле. На желтом песку есть белая рыбица. Как белая рыбица тоскует и мечется и не может без воды жить, ни дневать, ни часу бывать, на всяк день и на всяк час и как у белой рыбицы прилегла чешуя от головы до хвоста, так бы прилегли ко мне, рабу Божию (имя), у нея рабы Божией (имя) думы и мысли на всяк час, и на всяк день в полном месяце и по все четные во все двадцать четыре часа всегда, ныне, и присно, и во веки веков, аминь».

«Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа. Стану, раб Божий, благословясь, пойду, перекрестясь, выйду в чистое поле, в широкое раздолье; навстречу мне середи чистого поля и широкого раздолья семьдесят буйных ветров, и семьдесят вихоров, и семьдесят ветровичь, и семьдесят вихоровичь. Пошли они на Святую Русь зеленого лесу ломать и на пол из корени вон воротить и пещеры каменные разжигать. И тут я, раб Божий (имя), помолюсь им и поклонюсь: «О, вы есть 70 буйных ветров, и 70 вихоров, и 70 ветровичь, и 70 вихоровичь, не ходите вы на Святую Русь зеленого лесу ломать, из корени вон воротить и пещеры каменные разжигать, подьте вы, разожгите у рабы Божией (имя) белое тело, ретивое сердце, памятную думу, черную печень, горячую кровь, жилы и суставы и всю ей, чтобы она, раба Божия (имя), не могла бы ни жить, ни быть, ни пить, ни исть, ни слова говорить, ни речи творить без меня, раба Божия (имя). Как меня она, раба Божия (имя), увидит или глас мой услышит, то бы радовалось ей белое тело, ретивое сердце, памятная дума, черная печень, горячая кровь, кости и жилы и все у ней суставы веселились. И как ждет народ Божия владычного праздника, светлого Христова Воскресения и звону колокольного, так бы она, раба Божия (имя), дожидалась: на который день меня она не увидит или гласа моего не услышит, так бы она сохла, как кошеная трава в поле; как не может быть рыба без воды, так бы не могла бы быть она без меня, раба Божия (имя). Тем моим словам и речам ключевые слова, аминь, аминь. Аминь».

«Четыре зарницы, четыре сестрицы: первая Марья, вторая Марфа, третья Марина, четвертая Макрида: подьте вы, сымайте тоску и великую печаль с гостей, с властей, со кручинных, со тюремных людей, солдатов-новобранцев и с малых младенцев, которые титьку сосали и от матерей осталися; наложите ту тоску и телесную сухоту, великую печаль на рабу Божию (имя), чтобы она, раба Божия (имя), без меня, раба Божия (имя), не могла бы она ни жить, ни ходить, ни лежать, ни спать, все по мне, рабе Божием (имя), тосковать; тем словам и речам включевыя слова, аминь, аминь, аминь».

Наговор на любовь - наговор на соль

Говорить на соль, или на пиво, или на пряник, на вино. Кончив заговор, трижды плюнуть.

«Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас, аминь. На Русской и на Немецкой земле есть огненный царь, высушил реки и озера, и мелкие источины, и как в нынешних ветрах (высушил), так бы сохла раба Божия (имя), по рабу Божию (имя), двадцати четырех часу денных и ночных, на новце месяце, и на перекрое месяце, и во вся меженны дни; и не могла бы ни жить и ни быть, ни исть раба Божия (имя), без меня, раба Божия (имя): в семидесяти суставах и в семидесяти жилах, в подпятное жилие, и в подколенном жилие и в пространной жиле, и везде бы сохло и болело, по мне, рабе Божием (имя). Еще есть в чистом поле стоит Феоклист, да все высохло; днем на солнце, а ночью при месяце, и при частых звездах, и при частых дождиках в семидесяти суставах и в семидесяти жилах; и в подколенном жилие, и в пространной жиле, и везде бы сохло у рабы Божией (имя). Двадцать четыре часу ночных и дневных, на утренней заре, на вечерней заре, на новце месяце, и на ветхе месяце и в перекрое месяце, во вся меженные дни не могла бы она, раба Божия (имя), без меня, раба Божия (имя), ни жить, ни быть. Есть в чистом поле печь медная, накладено дров дубовых, как от тех дров дубовых сколь жарко разгорается, и так бы разгорелось у рабы Божией (имя), по мне, рабу Божиему (имя), 24 часу денных и ночных, на новце месяце и на ветху месяце, во вся меженные дни, не могла бы она, раба Божия, без меня ни жить, ни быть. Всем моим словам ключ и замок, аминь, аминь, аминь».

«Выйду я на улицу, на Божий свет, посмотрю в чистое поле. В чистом поле есть 77 медных, светлых каленых печей, на 77 медных, на светлых каленых печах по 77 яги-баб, у тех у 77 яги-баб есть по 77 дочерей, у тех у 77 дочерей есть по 77 клук и по 77 метел. Помолюся и покорюся я, раб Божий (имя), этим яги-бабовым дочерям: «Ой еси вы, яги-бабовы дочери! Присушите и прилучите рабу Божию (имя) к рабу Божиему (имя), метлами следы запашите, клуками за-клучите, бейте, убивайте подпятную жилу, бейте, убивайте. Подколенную жилу, бейте, убивайте корекористый дуб, бейте, убивайте медны калены печи. Коль горят пылко и жарко медные печи, также бы раба Божия (имя) пеклась и калилась во всякое время, во всяк час, утра рано, вечера поздно. О середки дня, о полуночи, о утренней заре и на вечерней. На нову и на ветхе месяце, и на перекрое месяце; не могла бы она, раба Божия (имя), ни жить, ни быть, ни пить, ни исть, во сне не засыпала, в питии не запивала, в еде не заедала, с добрыми людьми-во беседы не засиживала, все меня, раба Божьяго (имя), на уме держала; и казался бы я, раб Божий (имя), светлее светлого месяца, краснее красного солнышка, любе отца,'матери, толще и матерей всего миру крещенаго. Ветры ветероцки, буйны вихроцки, спущу я с вами свои слова, свою статию, на свою сторону, где ее найдете, тут ее возьмите – на широкой улице, во мшаной хоромине, во дверях, воротицках».

«Держитца, сохнет, прочь не отходит. Как малый младенец от матери прочь не отходит, держитца, сохнет по всякой час и на всякое время, как косяк косяка держитца, прочь не отходит, так бы держалась раба Божия (имя) крепко и плотно, прочь от меня, раба Божия (имя), не отходила, держалась и сохла крепко; как двери ободверены не отходят, держатца крепко, как печная доска от печи прочь не отходит, горит и сохнет, прочь не отходит, так бы не отходила раба Божия (имя) от меня, раба Божия (имя), сохла, горела, прочь не отходила по всякой час, по всякое время. Стану я, раб Божий, благословясь, пойду, перекрестясь, из избы дверьми, из двора воротами, выйду на улицу, пойду в чистое поле. В чистом поле красное солнце греет и огревает сыроматерную землю; от красного солнца сохнет и обсыхает роса медвяная, так бы сохло.и обсыхало ретивое сердце у рабы Божией (имя) по мне, рабе Божием (имя). Как красное солнце огревает сыроматерную землю, щепитце и колитца и сохнет, как хмель вьется и тянется по сыроматерней земле, так бы вилось и тянулось ретивое сердце по мне, рабе Божием (имя), на всякой час, на всякое время. Пойду я, раб Божий, по зорю Марию, по зорю Маремьянию ко Господню престолу, на Господнем престоле мати Мария и Маремьяния, прииду я к тебе, раб Божий (имя), низко помолюся и поклонюся. Как на тебе нетленные ризы держатца, так бы держалась раба Божия (имя). Пойду я, раб Божий (имя), подле синее море: есть в мори щука, без воды не может ни жить, ни быть, ни дня, ни ночи, ни малой час. Поди та тоска в семьдесят жил и в семьдесят суставов, во становые две жилы и в едину, в попядную и спиновую жилу. Тем моим словам ключ и замок. Брошу замок в морскую пучину, тем моим словам ключа не бывать и того замка не отпирать, аминь, аминь, аминь».

«Как раб божий (имя) любит рабу Божию (имя), так чтобы и раба Божия (имя,) любила раба Божия (имя), не могла бы без него ни жить, ни пить и ни есть; и любила и почитала его лучше отца и матери, белого месяца и красного ясна солнышка, веки, повеки, отныне до веку. Аминь».

«Как тело свое любит дева (имя), так полюбит душу и тело (имя): сойдутся мысли с мыслями, слово в слово, тело в тело до скончания века неразлучно сохранятся к рабу (имя) приворачивают отныне и до века. Слова крепки и лепки; как камень Алатырь, как ключ и замок на дне моря-океяна в песке засыпаны, так словеса скрепись. Аминь».

«Господи Боже, благослови, Христос! Стану я, раб Божий (имя), благословясь, пойду перекрестясь, из избы дверьми, со двора в ворота, в чистое поле. В чистом поле, в зеленых кустах, в поморье стоит вертеп; в том вертепе сидит матерая жена на золотом стуле между троих дверей. Молюся я, раб Божий (имя), до ней: «Ты старая матерая жена, тебе дано от Господа и от Пресвятыя Богородицы ведати меня, раба Божия (имя), Адамов закон, Евину любовь, вложи желанное сердце рабе Божией(имя) по мне, по рабе Божием (имя)». И тут старая матерая жена милостивая, милосердая, золота ступа, покидает толковой кужелек, веретенцо серебряное, молится Христу Царю Небесному, Богородице, Матери Царице, вкладывает желанное сердце рабе Божией (имя). Как кипит под землею летом беспрестранно белой ключ, так бы кипело, горело сердце и душа у рабы Божией (имя) по мне, по рабе Божием (имя). Как всякой человек не может жить без хлеба, без соли, без платья, без еды, так бы не можно жить рабе Божией (имя) без меня, раба Божия (имя). Коль тошно рыбе жить на сухом берегу, без воды студеныя, так бы тошно было рабе Божией (имя) без меня, раба Божия (имя). Коль тошно младенцу без матери своей, а матери без дитяти, толь тошно рабе Божией (имя) без меня, раба Божия (имя). Как быки скачут на корову, или как корова в Петровки голову закинет, хвост залупя, так бы раба Божия (имя) бегала и искала меня, раба Божия (имя), Бога бы она боялась, людей бы не стыдилась, во уста бы целовала, руками обнимала, блуд сотворила. И как хмель вьется около кола, по солнцу, так бы вилась, обнималась около меня, раба Божия (имя). Как цвела утренняя роса, дожидаясь красного солнца из-за гор из-за высоких, так бы дожидалась раба Божия (имя) меня, раба Божия (имя), на всякий день и на всякий час, всегда, ныне, и присно, и во веки веков, аминь».

Полюбит душу и тело

Любовная магия

Для осуществления приворота (наговора на предметы и т. д.) достаточно три фактора: конкретные свойства предмета действие со стороны (влияние) мага и поддержка Бога (Заручаясь поддержкой Бога Вы переходите на сторону более сильного противника, обратное было бы глупо т. к. связавшись с низшим миром Вы подвергаетесь уничтожению души и тела).

Мощный заговор

Говорить, выходя из дома в течение трех дней по утренним зорям и при том бросая на ветер горсть земли, взятой с кладбища.

«На море на Океане, на острове на Буяне стоит бел - горюч камень, на том камне лежат три камня, на тех камнях стоят три гроба, в тех гробах три доски, на каждой доски три тоски; первая тоска убивалася, с телом расставалася; вторая тоска убивалася, с телом сопрягалася; третья тоска убивалася, в сердце вошла. К тем гробам девица (имя) приходила, от тех трех досок три тоски износила; от тех гробов ветер подувает, тоску рабе (имя) навевает, за упокой ее поминает; и был бы я ей, удал добрый молодец, краше красного солнца; по мне бы всегда тосковалася, сердцем со мной сопрягалася, сохла бы да не умирала, в еде бы тоски не заедала, в пойле не запивала, от первыя тоски не положила бы руки, а век бы меня поминала, сохла бы да тосковала».

  • Магия помощь

    Магическая помощь

  • Магия взгляда

    Магия взгляда

  • Тайны Египта

    Тайны Египта

  • Код Бога

    Природа Бога

  • Проверка вашего IQ

 

Отзывы, комментарии и предложения

Отзывы, комментарии, предложения: Здесь вы можете оставить свой отзыв. Напишите комментарий в форме ниже...

 
медитация

Медитация

Внимающая медитация это один из сложных способов созерцания. Отбросьте все мысли и выберите цвет для созерцания...

Подробнее >>>
Ангелы хранители
Ангелы хранители

У человека есть ангелы хранители оберегающие его от бед и напастей. Это Его положительные мысли и эмоции...

Подробнее >>>
Кундалини- самогипноз
Кундалини- самогипноз

Основные запахи применяемые при медитации. Например Ладан применяемый как аромат для самогипноза развиваем интеллект...

Подробнее >>>
Магия лбюви
Магия лбюви

Любовная магия поможет вам уберечь семью, приворожить нужного чекловека. Нужно помнить что все эти дейстьвия направлены против человеческой души...

Подробнее >>>
Способности ясновидения

Проверка Магических способностей

Каждому человеку дается возможность пользоваться магическими способностями, ведь каждый появившийся на свет - уже маг. Человеку с рождения дается дар чувствовать тонкий мир. Проверь обладаешь ли ты магическими способностями?

Воля человека Мир магии Сила молитвы Сила взгляда Код Бога Золотые стихи Гипноз и магия Нормы мага

Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает, хотя и пророчества прекратятся, и языки умолкнут, и знание упразднится. Целомудрие в старости – уже не целомудрие, а невозможность предаваться невоздержанию. (Св. Василий Великий)

Магический Словарь